ДО ЧЕМПИОНАТА МИРА ПО ВОЛЕЙБОЛУ FIVB 2022 ОСТАЛОСЬ:

Алексей Вербов: «Профессионалы – это гладиаторы, которые работают на развитие массового спорта»

13 июня 2021

Алексей Вербов: «Профессионалы – это гладиаторы, которые работают на развитие массового спорта»

В интервью пресс-службе оргкомитета Чемпионата мира по волейболу FIVB 2022 главный тренер клуба «Зенит-Казань» Алексей Вербов рассказал о впечатлениях от просмотра матчей Лиги наций, посещения финала Школьной волейбольной лиги в Татарстане, а также о сложностях работы с молодыми игроками.

- Алексей Игоревич, как отдыхается?

- Как любой человек, имеющий отношение к волейболу, сейчас не отдыхаю, а смотрю VNL с утра до ночи (улыбается). Ну и я так скучаю по дому, по Москве, не так долго удается здесь находится. И, конечно, хочется на море съездить, но такой возможности у нас, к сожалению, нет, поэтому я в Москве, с семьей, со спортом.

- Сколько матчей в день удается посмотреть?

- Российские не пропускаю, плюс все топовые. Например, Бразилия – Польша в последний игровой день третьего уик-энда и, конечно, слежу за американцами, за Микой Кристенсоном. Матча два в день, и что-то где-то в повторах. Девочек поменьше, только наших, в основном.

- Что скажете о результате матча Бразилия - Польша, стоит ли относиться к этому серьезно?

- Со стороны Хейнена, думаю, не стоит, это точно его «игры в поддавки». Думаю, он прекрасно понимает, что им предстоит еще встретиться в финальной четверке. Бразильцы решили проверить свои лучшие силы, они наигрывают состав. Возможно, они рассчитывают получить какое-то психологическое преимущество. Поляки же имеют два равноценных состава и Виталу тяжело выбрать 12 человек, которые поедут на Олимпиаду. Думаю, цель победить в Лиге наций они поставили, но решать эту задачу будут уже в финальной четверке, куда, без сомнения, отберутся.

- Если поставить себя на место тренеров Лиги наций, что бы вы выбрали? Баланс между результатом и смотром состава или то, что делают бразильцы?

- Интересный вопрос. Конечно, подсознательно на место тренеров команд VNL себя ставлю, и понимаю сложность и разность систем подготовки как у мужчин, так и у женщин. Видим, что итальянцы-мужчины и сербки-женщины вообще не привезли основных игроков, решили давать им меньше игровой и соревновательной практики, а уделить больше внимания тренировкам и физическому состоянию. Хотя сначала все переживали, что в «пузыре» даже возможности тренироваться не будет и казалось, что необходимо будет выбирать между играми и тренировками. Я связывался с различными командами и с нашими в том числе, возможности тренироваться есть. Думаю, что сборные, которые оставили свои основные команды без игровой практики и прислали на VNL резерв, приняли не совсем верное решение. Интересно посмотреть, во что это выльется в Токио.

Что касается команд, которые приехали в Римини определяться с составом на Олимпийские игры и нужно и «всех посмотреть» и состав наигрывать, здесь важны сразу несколько моментов. Если это игроки, выступающие в связке в клубе, здесь можно затратить меньше времени, если нет, то параллельно «физике» и определению состава нужно наигрывать связи. Времени действительно нет, Лига наций закончится в конце июня, через несколько недель начнется Олимпиада, а перед этим наверняка будут и карантинные меры. Очень сложный сезон, не только для игроков, но и для тренеров – от выбранной тактики будут зависеть результаты в Токио. Такого опыта еще нет ни у кого, это новый момент, из него точно нужно что-то выносить. Надеюсь, правда, что мы больше с ним не столкнемся и пандемия с ограничениями скоро закончится. Но пока мы живем в этих реалиях второй год.

- Что касается казанских легионеров: Беднож наверху, в топе, Кристенсону, наверное, не очень привычно сейчас.

- Думаю, Кристенсону вообще прекрасно сейчас, он улетел в США. У него родился второй ребенок, и вы знаете, в этом тоже отношение американцев к Лиге наций. Если бы не было стольких травм: Андерсон, Холт, Сандер, Рассел, которого вообще нет в этом сезоне, у него серьезная операция… Парни только сейчас начинают подключаться к играм, а турнирное значение оставшиеся матчи для них не имеют особенного значения. Я думаю, что сборная США занимается как раз моментами наработки взаимосвязей и плавного возвращения лидеров в строй, в игровой ритм. Как раз Андерсон и сказал мне, что очень переживал, так как и без того год не играл, и сейчас все эти игры для него очень важны. И они будут в тонусе на Олимпиаде и будут представлять из себя серьезную силу, когда соберутся.

- С кем еще общаетесь из ребят, которые сейчас в Римини?

- Да со многими, с казанскими парнями, с Сергеем Тетюхиным, с Томазо Тотоло, который Владимиру Романовичу помогает со сборной Ирана, с Бартошем Бедножем и Микой Кристенсоном. С Игорем Кобзарем разговаривали. Интересно, как они живут и функционируют. Но после этой трехдневки пока еще не разговаривал ни с кем, а услышать интересно, что там у ребят.

- Как вам Иран Владимира Алекно?

- Странно. Я думаю, что у многих были схожие с моими чувства, и у болельщиков, и у спортивного сообщества. В то же самое время я вижу в какой он прекрасной форме, отлично выглядит.

- Не отказались бы в любом качестве оказаться сейчас в Римини?

- (смеется) Как игрок я, наверное, свое откатал. С точки зрения тренера… конечно, цель есть, хочется находиться наверху. Но сначала нужно себя зарекомендовать в клубе, чем и занимаемся, и будем заниматься.

- Кто из команд наиболее симпатичен вам сейчас?

- Опять же, все в разных ситуациях. Если мы возьмем сербов и словенцев, которые не играют на Олимпиаде и сделали ставку на турнир. Волейбол сейчас очень равный, все на тоненького решается и, конечно, они имеют преимущество над теми командами, которые поставили перед собой несколько задач. Конечно, поляки и бразильцы на данном этапе стоят особняком. Они отлично выглядят с точки зрения командных взаимодействий, они серьезная сила и да, они главные фавориты. Поляки с Леоном, конечно, поражают. Я вижу большую разницу в его игре в этом году в клубе и в сборной, он заряжен на 100%.

- В чем причина, по вашему мнению?

- Причина в том, что он хочет подтвердить свой паспорт, как это ни странно. Громадная армия болельщиков, которая есть у сборной Польши, хочет, наконец, получить результат на Олимпийских играх. При этом позиция Леона в сборной все равно такая… двусмысленная. Он не поляк, как бы это ни преподносилось. И если Хуанторену с Италией ассоциировать можно, он там живет 20 лет, играет в местном чемпионате, Леал тоже долго в Бразилии, то с Леоном все иначе. Когда же поляки начнут побеждать с Леоном, думаю, ситуация поменяется. Он парень амбициозный и заряжен, как я уже сказал. Это видно сейчас на таком элементе как подача – в чемпионате Леон так не подавал, той скорости мяча не было, а мы прекрасно понимаем, что в правильном состоянии этот парень – тот игрок, который делает разницу. В то же время, ярлык фаворита – сложное испытание, серьезное давление.

Что касается Бразилии, то это традиции и опыт. Думаю, для многих игроков этой сборной Олимпиада в Токио станет последней, и им важно себя проявить, и они к этому готовы. Вообще, в олимпийский сезон никаких «но» не бывает: никакие ограничения, повреждения, карантинные меры не останавливают. Пока немного расстраивает наша сборная, мне бы не очень хотелось говорить на эту тему, но если спросите, я отвечу, конечно, хотя комментировать тяжело.

- Невозможно этот вопрос не задать, и ваш взгляд со стороны очень интересен, так как болельщиков российской команды интересует именно то, что происходит с нашей командой, а не с бразильцами и поляками.

- Я нахожусь с другой стороны экрана, и всем говорю всегда: «Мы имеем право радоваться, переживать, критиковать. Но если ты не погружен во внутреннюю кухню, не совсем корректно давать какую-то оценку». Это все некорректно, но… нам все-таки нужно определиться со связующим, это главный момент. Та суета, которая происходит на этой позиции, не дает нам стабильности. Наверное, это основополагающая вещь, бросающаяся в глаза. Туомасу сейчас тяжело: в его распоряжении 16 человек, а должны поехать 12, и некоторые позиции вызывают вопросы. Понятно, что некоторые замены связаны как раз с этим: нужно понять, кто поедет из доигровщиков, по либеро не совсем ясно. Определенные железные кандидаты есть – Макс Михайлов, оба связующих. Все остальные пока в подвешенном состоянии, нужно выбирать из доигровщиков, и вообще неясно, сколько их поедет. Пять, четыре, три – в зависимости от того, опять-таки, какое решение будет принято по либеро, один или два. Также есть Дмитрий Мусэрский, такой козырь в рукаве, способный закрыть две позиции. Решение тренерскому штабу принимать предстоит. Пока не видно надежности. Не нравится, что опускаем руки, когда что-то не получается, и это заметно. Можно ведь проиграть в борьбе, а можно так, как мы последние матчи, если говорим про игры со Словенией, Францией и Польшей. Разница в 8-10 мячей в партии – большая. Мы не суперфавориты, с этим нужно смириться, но опускать руки и сдаваться – этого видеть бы не хотелось.

- Есть ли в нашей команде лидеры, и, если они есть, почему не заводят остальных?

- Не видно через экран телевизора, что происходит внутри команды. Есть лидеры на площадке, есть за ней, так называемые ментальные лидеры. Я не всех ребят знаю хорошо, но точно знаю, что оба связующих - наши ментальные лидеры. Хотелось бы верить, что кто-то из нападающих. Максим Михайлов на площадке несет этот крест, львиную долю нагрузки. Пока не вижу Егора Клюки, он точно способен на большее, и мы все ждем, что он также проявит себя. Артем Вольвич обладает лидерскими качествами и может повести, Дмитрий Мусэрский… Повторюсь, олимпийский сезон другой. Хотят все! Люди готовы рисковать в том числе и своим здоровьем, чтобы показать себя. Сейчас внутреннюю составляющую нужно из себя доставать, в олимпийский сезон не хотелось бы видеть опущенные руки, немножко нужно зубки сжать. Надеюсь, что тренерский штаб и руководители команды займутся этим, а мы давайте будем поддерживать и помогать.

- Как переламывать ход таких матчей? Вот люди предлагают высадить команду на месяц на необитаемом острове, хотя они и так в «пузыре» в Римини.

- Да, они и так на острове. Игрок должен не только техническими навыками, высоко прыгать и сильно бить. Очень важно то, насколько быстро он соображает и принимает решения в стрессовой ситуации. Очень важная психология, лидерские качества, о которых мы говорим. И побеждают те игроки, которые в состоянии стресса выдают свой лучший волейбол в современных реалиях. Помните, несколько лет назад Витал Хейнен сказал, что единственный игрок, гарантировавший себе место в команде на Олимпиаде, – Михал Кубяк? Эта фраза, которая была для меня удивительна, а ведь он именно это имел в виду. Кубяк – игрок, который держит всю команду несмотря на то, что у них на его позицию доигровщика у поляков есть еще пять человек, по своим умениям ничем не хуже его. Нам нужен такой человек. На Олимпиаде стресс постоянный, каждый день и каждый матч.

К слову, возвращаясь к вопросу о том, что я узнал, став тренером. Раньше мне казалось, что, создав за пределами площадки прекрасную атмосферу в команде, это автоматически перенесется и на площадку. Это неправда. Как только команда попадает в стрессовую ситуацию в игре, вся атмосфера разваливается. Вообще все разваливается и это нужно сохранять и удерживать в кулаке, в первую очередь, тренеру.

- Удалось ли в себе игрока убить?

- Нужно было время. Я эту фразу слышал много раз, но поначалу ее не до конца понимал. Сейчас не рассматриваю игроков приема со своей стороны по принципу «как можно было сделать так, а не вот так?!». Сейчас вижу сильные и слабые стороны своего игрока, мы отрабатываем определенные моменты на тренировках и в игре я понимаю, насколько он способен принять подачу условного Леона, хотя все знают, что это сделать могут единицы. Ну, мы берем экстравариант. Я не задаюсь вопросом почему игрок не принял – я его тренирую и знаю, почему он не принял, не ставлю себя на его место. На самом деле, это касается всего. Игровая жилка и долгие годы карьеры больше помогают сейчас мне как тренеру.

- То есть время, когда проще показать, чем объяснить, ушло?

- Да, но оно было. Сейчас это только в шутку, на спор. Помню, в Кемерово Игорь Кобзарь хвалился подачей, и мы несколько раз после тренировок оставались (смеется). И мне нагрузка, и ему мотивации небольшой подкидывал. Могу показать техническое движение, но не более того. Во всем нужен баланс, я думаю. Ты показываешь, ребята пытаются выполнить, мы снимаем это и дальше показываем им уже их действия, и они смотрят уже сами на себя. Потому что, если ты хочешь что-то поменять или что-то улучшить, они должны, конечно, это увидеть и этим проникнуться. По-другому шансов изменить на нашем уровне уже нет. Сначала я думал, что мы можем обучить каким-то элементам игроков возраста, скажем, 20+ – нужно очень много времени, а этого времени у клубов уровня «Зенит-Казань» или «Кузбасса» нет. Мы должны играть, летать, готовиться, с нас спрашивают результат. Этим должны заниматься детские тренеры в детских командах, в Молодежной лиге. Переучить гораздо сложнее, чем научить.

- Вы упомянули про физическую нагрузку, чем в отпуске себя нагружаете?

- Сейчас утром заставляю себя бегать полчаса. Во время сезона, когда постоянно с командой, я хожу в тренажерный зал, но я не до такой степени фанат, чтобы сейчас, во время отдыха покупать абонемент и идти тренироваться (улыбается). Я отношусь к этому спокойно: бегаю, в парках забегаю в ворк-аут, благо, таких площадок сейчас хватает. Со старшей дочкой и супругой ездил играть в волейбол (смеется), в пляжный волейбол скоро поеду поиграю – сейчас жду возвращения своих напарников. Цели побеждать нет, есть цель подвигаться.

- Если вернуться к вашей тренерской работе, с какими трудностями столкнулись, о которых догадываться, будучи игроком, не могли?

- Про обучение игрока я уже сказал, думал, что это будет легко. А на выходе вышли проблемы, и чем старше игрок, чем глубже в нем навыки, тем сложнее. Ты можешь ему даже навредить, а не помочь. Все-таки, последний десяток лет я смотрел и изучал тренерскую работу, представлял себя на месте тренера и, в общем, был готов. Особенно ничего не удивило. У тебя есть 14 абсолютно разных людей, и твоя задача, скорее, объединить их одной целью. Наверное, это главная задача. Научить их играть? Да они все понимают, тем более, если речь идет о сборной – там нет времени их учить, но у тебя задача их направить, создать командную химию, которая выльется в результат. Главное, чтобы твоя команда показывала игру, чтобы твои игроки становились немного лучше с каждым днем и на финишной прямой мы посмотрели друг другу в глаза и сказали друг другу «спасибо». И если вы идете в правильном направлении все вместе, то шанс добиться результата повышается. Этого и хочется пожелать нашей сборной. Придерживаться выбранной линии, чтобы потом мы не искали виноватых, как у нас очень любят. Давайте также не будем забывать, что Мировая лига перед Лондоном 2012 года прошла для россиян неудачно. Во всем есть свои плюсы и минусы: победив, на тебе появляются оковы фаворита, проиграв перед важным турниром, ты сбрасываешь с себя мысли о результате и отдаешь себя без оглядки. В спорте это очень важно. Хочется верить, что к нужному времени мы подойдем в нужной кондиции.

- Многие считают вас демократичным тренером. Почему, по вашему мнению, этот стиль должен работать с нынешними игроками?

- Да, я могу отнести свою работу к демократическому стилю управления. Тренер это не только разговоры с игроками, но и работа с руководством, тренерским штабом – ты должен разговаривать с людьми и договариваться с ними. Ты должен убедить игроков в том, что мы делаем все правильно так, чтобы он захотел работать, а не заставлять. Почему сейчас так? Потому что наша молодежь отличается от той, которая была раньше. У них тысячи способов получения информации, у них есть возможности за секунду узнать то, что им интересно, нажав одну-две кнопки на телефоне. Они всегда могут понять, так ты им сказал или нет, грубо говоря, они могут проверить, посмотрев в нескольких источниках и спросить: «А почему другие делают по-другому?» Раньше же информации извне никакой не было, сейчас все иначе.

Они стали более ленивы, даже ведь в магазин ходить не нужно. Да и в ресторан идти не надо – все привезут. Мы что раньше делали? Дворы, постоянные игры, да драки двор на двор! Это же тоже тренировки характера, не только тела. Тренеры бегали по общежитию и проверяли, все ли выключили свет, все ли на месте? Сейчас что происходит? Да тренеры на сборах выпихивают игроков на улицу, потому что все сидят или лежат, уткнувшись в свои гаджеты. Это другое поколение. Поколение, которое не очень умеет справляться с трудностями, к сожалению. Это видно. Их надо убеждать, с ними нужно разговаривать. Иногда я могу быть жестким, но на постоянной основе «как котенка тыкать мордочкой» с нынешней молодежью работать не будет, по моему мнению. Стараюсь делать это редко, получается или нет, решать, наверное, не мне.

- Недавно вновь была проведена Школьная волейбольная лига в Татарстане, вы там присутствовали, какие впечатления от мероприятия?

- Дети, которые любят спорт, тренеры, которые любят этот спорт – они не профессионалы, они энтузиасты, которые прониклись идеей. Недавно разговаривал о ШВЛ с куратором Олегом Георгиевичем Брызгаловым, он сказал, что шло тяжело. Нужно было всем объяснять, что это интересно, полезно. Сейчас же мы видим размах, количество увлеченных волейболом. Это как минимум огромный пул болельщиков! Я слышал, что и в Нижневартовске существует ШВЛ, это очень здорово, нам необходимо привлекать людей к волейболу. Это наш любимый вид спорта, мы хотим, чтобы его любило и занималось им как можно больше людей, на любом уровне, профессионально или нет. В то же самое время в июле, когда уже команды соберутся, два человека из ШВЛ приедут на просмотр к нам в Молодежную лигу. Мы даже не думали об этом, но увидели двух ребят, которые имеют шанс попасть в профессиональный спорт. Хотя основная цель у Лиги другая.

- Классная возможность.

- Мы думали, что приедем и просто сделаем детям приятно. Какие-то имена, люди на церемонии награждения. Но на деле получился настоящий праздник, с огромным количеством гостей, с большим вниманием. Ничем не отличается от награждений профессиональных команд на крупных турнирах. Увидев вживую такое, я понял, насколько для детей это важно. Для детей ШВЛ ничем не отличалась от нашей Олимпиады, там были даже слезы, так они выкладывались и такие эмоции у них были.

verbov_2.jpg

- Какие ожидания от предстоящего Чемпионата мира в России?

- Не хочется говорить какие-то банальные вещи. В первую очередь, инфраструктура – мы получили уже несколько новых залов благодаря именно этому чемпионату. Это в любом случае поддержка властей. Такие события никогда не проходят бесследно – это привлечение новых болельщиков, новых спонсоров. Это те вещи, которые остаются всегда. Профессионалы – это гладиаторы, которые работают на развитие массового спорта. Мы выходим на арену и показываем свои лучшие качества, слава Богу, не насмерть. Прекрасно, что мы взяли себе этот турнир и я знаю, что мы его хорошо проведем.

- Как стать таким крутым либеро как вы? Самый запоминающийся розыгрыш?

- Так, стать крутым либеро… «как вы» мы опустим. Часы, дни, годы тренировок. Правильных тренировок, с анализом, с просмотром вебинаров, тренировок, всей имеющейся информации. Сейчас есть возможность следить за лучшими представителями профессии. Мне в жизни повезло, мне дали возможность попасть в Белгород и в меня многое вложили как в либеро Борис Николаевич Колчин и аргентинец Пабло Меана, который на тот момент там был. Я просто под копирку повторял то, что делал на площадке и на тренировках Меана. Грубо говоря, нужно научиться не просто отбивать мяч, а понимать, почему ты его так отбиваешь, куда именно ты его отбиваешь и так далее.

Что касается розыгрыша – это сложно. Карьера была долгая, и прямо вот розыгрыша на всю жизнь я не вспомню. Я помню матчи, ошибки. Последнее, кстати, запоминается лучше, чем хорошие моменты.

   Фото: schoolvolley.ru