ДО ЧЕМПИОНАТА МИРА ПО ВОЛЕЙБОЛУ FIVB 2022 ОСТАЛОСЬ:

Нил Фасахов. Яркая вспышка советского волейбола

16 сентября 2021

Нил Фасахов. Яркая вспышка советского волейбола

Два месяца назад мы встречались с Нилом Фасаховым у него дома, много говорили о чемпионате мира 1960 года в Бразилии. Нил Шафикович переживал за печальный результат российских футболистов на Евро-2020 и надеялся на отличное выступление волейбольной сборной в Токио. Переполненные воодушевлением от общения с замечательным человеком, мы пообещали прислать билеты на московские матчи Чемпионата мира по волейболу FIVB 2022.

15 сентября мы узнали, что пригласить Нила Шафиковича на матчи не сможем – его не стало. Для нас это стало личной потерей, так как за несколько часов общения мы прикоснулись к истории любимого вида спорта. Нил Фасахов и есть история.

Сейчас нам осталось лишь сказать, что мы успели встретиться с человеком, ставшим за короткий отрезок времени настоящим явлением в советском волейболе, и сохранить в цифровом омуте памяти его воспоминания.

Этот материал мы готовили к выходу в свет после окончания чемпионата Европы, возобновляя при помощи интервью Нила Фасахова цикл исторических публикаций о чемпионатах мира. К сожалению, сегодня это стало некрологом…

«Эй, номер семь, иди сюда!»

Небольшая квартира в Северном Тушино. На диване вытянулся высокий пожилой человек, сложив длинные ноги на стул. «Прихватило спину», - шепотом говорит Светлана Абударовна, супруга Нила Фасахова. «Вот вы позвонили днём, а он встать не может. Но Нил уже пообещал с вами поговорить, неудобно было отменять и сообщать, чтобы не приезжали».

Любители волейбола стараются не забывать имена героев, ковавших славу отечественного волейбола в пятидесятые-шестидесятые. Получается не всегда. Мондзолевский, Буробин, Коваленко, Бугаенков… Нил Фасахов?

Нил Фасахов был уникальным игроком, атаковавшим с двух рук. Он считался левшой, но не раз завершал матчи эффектными ударами правой. Фасахов привозил бронзу чемпионата мира из Парижа в 1956 году и был героем первенства планеты в экзотической Бразилии в 1960-м. Он дважды выигрывал чемпионаты Европы, но вынужден был завершить карьеру, так и не выступив на домашнем чемпионате мира 1962 года и не поехав на Олимпийские игры в Токио-1964. Нелепая трагическая случайность поставила крест на большой карьере Нила Фасахова.

Фасахов – уникальный рассказчик. Удивительная для нынешних времен правильная речь, льющаяся плавно и гладко. И поверьте, когда Нил Шафикович рассказывал про запах кофе – мы этот запах чувствовали. Закройте глаза и представьте, как аромат свежеобжаренных зёрен витал в воздухе «Мараканазиньо»…

- Нил Шафикович, расскажите о Бразилии!

– О Бразилии! Ёлки-палки, далёкие времена… Запах кофе! Его я помню, остальное всё забыто.

– Запах кофе, он был там везде?

- Каждый раз, когда мы выходили на площадку, выходили на «Физкульт-Привет!» по периметру в двух-трёх местах у них стоят кофеварки. «Эй, мужчина!» - кричит мне один, показывает, мол, эй, номер семь, иди сюда. Я подходил, он мне маленькую чашечку наливал. Я говорю: «Горячий не могу». А он мне: «Тогда я чуть пораньше буду готовить, чтобы ты не обжигался». Я выпивал маленькую чашечку кофе и шёл играть.

… Знаете, что самое примечательное произошло с нами в Бразилии?

- Золото завоевали?

– А вот и нет! Мы встретились с Пеле, вы слышали его фамилию?

– Конечно, легенда футбола.

– Мы в последний день играли с Бразилией уже в ранге чемпионов мира, и этот матч не имел никакого значения. Пеле живёт в Сантосе, это километров 120 -130 от Рио. Мы попросили перенести игру для того, чтобы с ним встретиться и познакомиться. Не возразили. Мы приезжаем поздно вечером. Застолье. После застолья был матч, но мы ждали Пеле с таким нетерпением, он где-то задерживался. И вдруг появляется! Такой щупленький, худенький, чёрненький, на первый взгляд не воспринимающийся как мужчина, но потом, за столом, когда начинается беседа, разговор – совершенно другой человек, интеллектуал!

– После своей победы в Бразилии ваша команда, сборная Советского Союза встречалась с кем-то из верховной власти, из Центрального Комитета может быть приезжал?

– Посмотрите в альбоме, тут есть фотография, там есть члены ЦК, вереница. Народу сидит… Встречались, да, застолье хорошее. Награды были. В Кремле мне приходилось бывать. Видел Георгадзе, Шверника, кого-то ещё видел, не могу вспомнить. До 1960 года мы никак не могли выиграть звание Чемпионов Европы и Мира. Тренеры разные, то одного назначат, – одна группа ребят появляется, то другого назначат, – появляется другая группа, и их стыковать практически невозможно, они друг друга не понимают. Настолько не понимают, что теряют полностью уверенность. Умный мужчина, Саввин Владимир Иванович, бросает кафедру в военной Академии Иностранных языков и приходит к нам в качестве начальника команды. Он говорил: «Владимир Ильич Ленин сказал, что мы пойдем другим путём». И мы скомпоновали команду ЦСКА, которая к себе никого не подпускала два последних года. Настолько мы были в себе уверены. Я никогда не знал себе цену, пока один тренер, не из сборной, вдруг заявил: «Ну, Фасахов, ты высоко скачешь!» Это был такой комплимент. Мы сумели выиграть пятью игроками ЦСКА плюс Поярков, ныне покойный.

У меня, в моей спортивной биографии, есть один ляпсус, великий ляпсус! В 1957 году я последний мяч ударил в аут и не попал сантиметров 15 в линию. Мы играли с ленинградским «Спартаком». Они в тот год стали чемпионами Союза, но потом была компенсация. В 1958 году проигрывали московскому «Динамо» со счетом счётом 9:13 в пятой партии, Костя Рева выходит на площадку… Я думаю, откуда такая уверенность?! Великое мастерство, конечно. Со скамейки вышел и шесть подач подал. Шесть! Мы стояли рядом, он спросил: «Нил, что делать дальше?». Он 3 мяча выиграл, я что-то ему сказал, он сказал: «Хорошо», и хорошо всё закончилось. Последний мяч улетал в аут, высота мяча примерно метр, я достал этот мяч и ударил его несильно, не потому что сил нет, потому что высота большая. Я его кистью уложил, и мы выиграли золотые медали.

А на первенстве мира у нас пасующий был Жора Мондзолевский. В третьей партии вдруг Поярков выходит на передачу. Я потом думаю: «С какой стати не Жора…?». Потому что передачи совершенно разные. Мы с Жорой играем быстрые, темповые мячи, а этот – поднимает парашютики. Он мне запустил парашютик высокий, и я с 4-й зоны завершил ударом последний мяч. Вот мои два удара золотых.

34.jpg

– А что было дальше после чемпионата мира, ведь через два года был домашний турнир, но вы на него не поехали. Что произошло?

– Я лежал в Казани, в нейрохирургии. Тренировался с одним штангистом. Сошлись на одном помосте. Я не заметил, как вышел на край помоста, у меня нога подвернулась, и я со штангой, килограмм 80-90, очень сильно шваркнулся спиной. У меня сразу все онемело, вызвали скорую. Мне сказали – сорок дней постельного режима. Хомуты, гири. Кабала жуткая, когда человек, после такой волейбольной динамики неподвижен. Рабство. В 62-м году в Москве было первенство мира. Наши ребята выиграли золотые медали, причём очень легко, по-моему.

– Мондзолевский сказал так: «Даже вспомнить нечего, настолько это было просто».

– У него партнёры были Иван Бугаенков и Дмитрий Воскобойников, два гиганта. Дмитрий, правда, не вовремя исчез, ушёл из жизни. Талантище необыкновенное. Он с нами должен был лететь в Бразилию. Ему было 19 лет. Попасть в сборную Советского Союза на первенство мира в 19 лет, я считаю, редкое явление, но он исчез. Загулял. Мы были на сборах, нас отпустили домой – все вернулись кроме одного человека. С друзьями провёл где-то время, так и не появился. Не поехал.

В разговор вступает Светлана Абударовна, супруга Нила Шафиковича.

- Диме всё природа дала. Какой он красивый был! Лицо с румянцем, пел прекрасно, на гитаре играл, на пианино. Популярность была, друзей много – это его и сгубило. Так жаль, такой замечательный парень. Жаль, просто очень жаль.

– Он из-за гулянок сгорел?

- Да. Под конец жизни только перестал пить…

– Купались по ночам в Бразилии?

– Гиви Александрович сказал: «Если только кто-нибудь, я моментально выведу его из состава и отправлю домой». Мы говорим: «А почему?». Говорит: «Вот такие-то волейболисты утром купались, потом вечером вышли играть, и вышли никакие». Вода съела всю энергию человеческую. Проиграли 0-3, со свистом. Поэтому Гиви припугнул нас, сказал, что ничего не выиграем, мы не купались, но, когда мы поехали в Сантос, к Пеле, перед этим пошли и накупались досыта.

– Как бразильцы болели, на волейболе, они ведь очень шумные?

– Очень спокойно. В то время им не за что было бороться. Это сейчас у них могучая команда мужская, очень сильная, а в то время она ничего из себя не представляла. Обилия публики не было, не ломились.

- Вы потом вернулись в волейбол?

- Во время первенства мира в 62-м… Конечно, мне было обидно, лежачим в постели, я с ребятами переписывался, они желали скорейшего восстановления. Я потом еще ещё играл. Немного. К Олимпиаде у нас была контрольная игра, в Лужниках. Сборная СССР против остатков сборной Москвы. Собственно говоря, это остатки ЦСКА, и кто-то из «Динамо». У меня спина болела невероятно. Я и пояс надел и натирался, но терпел, терпел до тех пор, пока не услышал реплику «Фасахова в сборную!». Отлегло, на душе стало легче. Думаю, пора кончать, раз уж больного человека рекомендуют в сборную, пора кончать. На этом моя карьера завершилась.

(Перед отлетом в Токио во Дворце спорта в Лужниках проходил турнир, чтобы наиграть сборников. Участники: сборные СССР, «Динамо», Вооруженных сил и ДСО профсоюзов. Сборная СССР была совсем без игровой практики. Естественно, что друзья-соперники сборной СССР отводили на ней душу и били изо всех сил. А Нил Фасахов играл за Вооруженные силы под началом Гиви Ахвледиани – прим. Ред.).

– А какой это был год?

– 1964-й. Токийская Олимпиада.

- Это должно быть очень тяжело, останавливаться в шаге от заветной мечты – Олимпиады.

- Вы знаете, мы были приучены. Надо, значит, надо. И вот ещё что… нет ничего, чего человек, настоящий человек не мог бы пережить.

– Кто-то писал, что после победы в Бразилии, вас качали ваши же соперники.

– Я не был очевидцем этого факта. Может быть, когда бросали, я пил кофе с коньяком (улыбается).

– А каким был Ахвледиани тренером?

– Гиви Александрович – загадочный человек, ох, загадочный тип, но везучий невероятно. Умный и хитрый. Одно поколение, сейчас скажу, одно поколение, я его называю нашим, хотя в нём не участвовал, будем считать нашим поколением. Начиная с 1959 года – Турнир трёх континентов, 1960 – Первенство Мира, 1961 – ничего, 1962 – Первенство Мира, 1963 – Европа, 1964 – Олимпиада, в промежутке с 1964 по 1968 еще одна Олимпиада. Одно поколение 7 лет тащило на себе волейбольную ношу, так, чтобы она была приятная для всех. Я думаю, что это рекорд. Два первенства мира, две Олимпиады. Ни одно государство таких результатов не показывало.

44.jpg

Нил Фасахов. 16 ноября 1932 – 15 сентября 2021.


Фото из личного архива В.Л. Свиридова